Сделка с дьяволом: России предлагают самостоятельно разоружиться

Лента новостей

Какая прелесть, у кого-то что-то где-то начало протекать. В области батистовых рейтуз, судя по всему. Москва. 17-е ноября. ИНТЕРФАКС-АВН:

«Российско-американские контакты в рамках двусторонней комиссии по договору о стратегических наступательных вооружениях (ДСНВ) состоятся в Каире с 29 ноября по 6 декабря, сообщил замглавы МИД РФ Сергей Рябков».

Читаем дальше «сенсацию», которую фальшивые патриоты немедленно занесли в разряд «нас сливают, договорняк!». Г-н Рябков уточнил, тщательно и (видимо) с огромной долей сарказма: да, диалог идёт, системного характера не носит, многие предложенные нами форматы заморожены американцами. Мы не стоим с протянутой рукой, диалог больше нужен им.

«У кого-то в Вашингтоне существует иллюзия, что вот мы прибежим, будем говорить им, мол, давайте возобновим диалог по стратегической стабильности, смотреть комплексно, что надо в этой сфере делать. Нет, такого не будет. Если… и когда они дозреют — тогда появится база для соответствующих обсуждений».

О чём речь.

Договор «по сокращению стратегических наступательных вооружений» (СНВ-3, ДСНВ) был подписан Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой 8-го апреля 2010-го года в Праге. Тем самым поставив чернильную точку в долгих консультациях и согласованиях, длившихся с марта 1997-го. Сначала речь шла о «потолке наличия» не более двух с половиной тысяч стратегических ядерных боезарядов. Особым пунктом (на котором настаивал Билл Клинтон) должен был стать статус самого Договора, бессрочный.

Но военные двух стран яростно противились, у каждой из сторон переписывалась Доктрина ядерного сдерживания, модернизировались арсеналы, появилась масса перспективных разработок, доброе начинание тишком да ладком прикопали. Пока в в июне 2006-го года о СНВ-3 не вспомнил Владимир Путин, оставив «преемнику» соответствующее поручение, которое и завершилось подписанием Договора в Праге.

Проблемы начались в период ратификации парламентами обеих стран, Конгресс США сразу вышиб подпорку взаимного доверия, глумливо озвучив затаённое желание Пентагона:

«новый договор не накладывает ограничений на развёртывание систем ПРО, в том числе в Европе».

Мы в ответ прописали себе: «право выйти из договора, если ПРО США достигнет той стадии развития, когда станет представлять угрозу РФ». А Владимир Путин несколько раз проговорил нашим «партнёрам», что положения преамбулы, где прописана взаимосвязь СНВ и ПРО, имеют полноценную юридическую силу, хватит спекулировать и обвинять Россию.

Итак, что предусматривал Договор. Каждая сторона сокращает свои ядерные арсеналы таким образом, чтобы в 2017-м году зафиксировать штатное наличие:

  • 700 единиц для развёрнутых межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и тяжёлых бомбардировщиков (ТБ);
  • 1 550 единиц для боезарядов на них;
  • 800 единиц для развёрнутых и неразвёрнутых пусковых установок (ПУ) МБР и БРПЛ, а также ТБ.

Договор вводил специальное понятие «неразвёрнутые носители и ПУ» (которые не находятся в готовности, используются для обучения или испытания без наличия боеголовок). Также прописали пункт о запрете на базирование СНВ за пределами национальной территории России и США.

Конгресс США немедленно извратил два пункта Договора, которые касались противоракетной обороны (ПРО), ловкой казуистикой обойдя запрет на переоборудование пусковых установок баллистических ракет в системы ПРО и наоборот, и отказался регламентировать и учитывать численность самих установок. Вишенкой на тортик стал вывод за скобки Соглашения «возвратного потенциала» (ядерные боезаряды на складах). Что сразу обесценило СНВ-3, ведь технологически такие запасы можно развернуть очень быстро, если действуешь тайно или через НАТО.

Действие Договора было рассчитано на 10 лет (до февраля 2021-го года). Но пришедший к власти в США неистовый Дональд в 2017-м году неожиданно заявил: СНВ-3 более выгоден Москве, чем Вашингтону, это плохая для великой Америки «односторонняя сделка»! Тут же приплетя Китай, мол, его нужно в ДСНВ как-то вкорячить. Пусть отчитается о ракетных запасах и перспективах производства до 2025-го года!

А Россия, по версии Трампа, должна взять на себя дополнительные обременения (односторонние, само собой): включить в Договор «путинские мультики» о новейших видах вооружений и… полную номенклатуру тактического ядерного оружия. И чтоб американские генералы проверили! Путин вежливо предложил продлить СНВ-3 без подобных наглых условий, а Пекин крутнул пальцем у виска, потом сложив буйному Трампу увесистую дулю по части ядерных сил НОАК. Переговоры тянулись вяло, после убытия Дональда в отставку заглохли.

Но перед этим, наслушавшись сказок от волхвов Пентагона об «американском гиперзвуке», вот-вот полетящем бороздить просторы сцен Мюзик-Холла, США выскочили 2-го августа 2019-го из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), думая уравнять технологическое превосходство России в стратегических ядерных силах. Припугнуть, через неделю проведя показательные испытания наземного комплекса с модернизированным (якобы) боеприпасом «Tomahawk». Путин зловеще молчал, потом неохотно расставил точки над «ё»:

«Разрыв ДРСМД — это первый шаг в пропасть полного отказа от глобальных механизмов сдерживания и обеспечения международной безопасности. Почему? Потому что теперь на кону судьба гораздо более серьёзного договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3)».

Страхи одряхлевшего.

Как в воду Гарант глядел, американцев СНВ-3 категорически не устраивает по многим причинам, но главными являются две ключевые: Россия непонятным и скрытым образом сумела прирасти мощными и современными вооружениями, которые к положениям Договора не относятся никак. Они просто не запрещены по своим ТТХ.

Гегемону невыносимо такое состояние дел, помимо злокозненного Путина, в ядерном клубе стран начал строить амбициозные планы превосходства над США Кормчий Си, поставивший задачу Поднебесной: к 2035-му году стать сверхдержавой в военно-техническом отношении. Именно поэтому в тиши кабинетов Госдепа родилась «гениальная идея»: Россию мы стреножим включением в СНВ-3 новых типов вооружений, с Пекином ещё потягаемся, глядишь… уморим экономически.

Вот почему старик Байден сразу после избрания рысисто поскакал к подписанию «протокола продления Договора о стратегических наступательных вооружениях ДСНВ-3» на целых пять лет. Такое очень выгодно США, но категорически неприемлемо для России. Но Гарант прекрасно понимает риски бесконтрольного наращивания ядерных потенциалов, что более важно — необходимость заблаговременного уведомления друг друга о всех манипуляциях с ними, что является главным смыслом СНВ-3.

Специально осведомлённые люди прекрасно помнят осень 1983-го года, когда чуть не случился кризис, похлеще Карибского-1962. Тогда американцы, без всяких уведомлений, провели крупномасштабное учение со стратегическими наступательными силами. Ситуацию еле-еле разрулили благодаря инициативе нескольких высокопоставленных военных с обеих сторон, на свой страх и риск связавшихся по «горячим линиям».

Вспоминаем 1995-й год, когда с норвежского полигона (тоже без всякого официального уведомления) была запущена метеорологическая ракета, которую дежурные командные пункты российской системы предупреждения о ракетном нападении приняли за американскую морскую баллистическую ракету UGM-133А «Трайдент II».

Телефоны Генштаба раскалились, в Пентагон поступило срочное сообщение: пуск расцениваем подготовкой к ядерному нападению США на Россию, а пуск конкретной единичной ракеты вами сделан для «ослепления» нашей Системы Предупреждения.

Вот почему тогда Ельцин с Клинтонов почесали в затылках и разработали ДСНВ-3, который исключал подобные непредвиденные эскалации, стороны обязаны оповещать друг друга о пусках ракет, прочих манипуляциях со стратегическими ядерными арсеналами. Прозрачность действий в деликатной сфере, невозможность нанесения неожиданного удара. Даже новейший ракетный комплекс «Авангард» мы попросили американцев проинспектировать, как поставили на боевое дежурство. Янки в конце 2019-го года проверили Домбаровскую дивизию, пожали руки. Всё честно.

Но теперь появились «Сарматы», автономный беспилотный подводный аппарат «Посейдон», крылатая ракета неограниченной дальности «Буревестник», гиперзвуковой «Кинжал» в ядерном исполнении и ряд прочих перспективных разработок, уже поступающих в войска. От существования которых американцам стало очень неуютно. Многие «изделия» вообще не подпадают под пункты ДСНВ-3, по ним нужно садиться и толковать, чтобы разнести по другим возможным Соглашениям. Вот о чём должны болеть головушки на вашингтонщине.

Владимир Путин десятки раз произнёс: мы открыты, мы готовы обо всём разговаривать. В комплексе. Договорённости должны охватывать всю стратегическую поляну коллективной безопасности: ядерные и неядерные вооружения, включая гиперзвуковые системы, коль их можно применить для решения стратегических задач. Хотите, давайте расширим число участников, убеждайте своих «партнёров», мы пригласим своих.

Но нет, Америке подавай сначала разоружение России, поскольку мы опережаем их в главном: обладаем кратным превосходством ядерных боеголовок в системах нестратегического радиуса действия. Времена такие, арсенал СНВ-3 даже избыточен на сегодняшний день, глобальной катастрофы никто не желает, а вот решить многие вопросы менее убийственными «аргументами»… самое оно.

Если существует желание Путина продлить договор СНВ-3, то Гарант должен быть уверен: гонка за Россией в других средствах ядерного поражения остановится, Америка не начнёт выпекать горячими пирожками сотни своих «Посейдонов/Буревестников». Любой ядерный припас (даже тактического уровня) должен верифицироваться, контролироваться, их места хранения и манипуляции превращаться в прозрачные данные. А разработки новых систем, модернизация устаревающих… другой пласт международных Договоров.

Выводы.

Нежелание Америки разговаривать о коллективной безопасности в Европе, попытка припереть Россию к стенке расширением структуры НАТО… сыграли дурную шутку с янки. Русские вывернулись самым перпендикулярным образом, создав промежуточные системы, решающие стратегические задачи. «Кинжалы», «Цирконы», «Буревестники», «Посейдоны» и т.д. Даже «Искандеры» с ядерными боеголовками способны стереть с лица Европы гонористую Польшу ударами из Калининграда или Белоруссии, прихватив (чтобы дважды не вставать) натовское воинство в Румынии и Прибалтике неуловимыми «ядрён-Кинжалами».

Это ведь стратегическая задача? Конечно. Но выполняет её не подлежащее никаким ограничениям тактическое оружие. Остальные гиперзвуковые системы неограниченного радиуса действия вообще из других планетных систем, по ним даже рамочных соглашений не набросали на девственно чистых листах бумаги. Понятно, янки очень нервничают. Но не готовы публично признать, что им такие переговоры не просто нужны, а жизненно необходимы. Устраивают тёмные манёвры.

Чтобы потянуть время, облапошить «глюпий рюсський» и закончить к 2025-му году программы модернизации ядерных вооружений и постановить на дежурство гиперзвук. Который, дрянь такая, отказывает гиперзвучно летать который год подряд. Даже китайцы вперед ушли, а гегемон всё копается. Дождётся такими темпами… товарищ Ын свой раньше на коленке сделает, начнёт кошмарить уже не японских рыбаков пробными пусками, а ловцов устриц под самым Манхеттеном.

Стоит разговаривать с янки по Договору СНВ-3? Здравый смысл и военная математика подсказывают, что-таки «да». Иначе наши «партнёры» ударятся во все тяжкие, увеличат количество развёрнутых ядерных боезарядов за счёт складского «возвратного потенциала». Если извлекут из чуланов всё до последнего, будут превосходить нас в полтора раза по стратегическим боезарядам. Хорошего здесь мало в теории. Мы подобный трюк не провернём, поскольку честно оставили только 700 носителей, имея в развёрнутом боевом положении чуть более пяти сотен.

Вопрос в другом. Кому верить, с кем договариваться? За последние тридцать лет Америка показала полную недоговороспособность, любые международные соглашения исполняет до той поры, пока выгодно Белому дому. Доведут до ума гиперзвук, создадут свои необитаемые подводные «Посейдоны» и немедля покинут СНВ-3, как бог свят. Выделенный триллион долларов на модернизацию ядерного потенциала рано или поздно даст результат в металле, нам придётся снова включаться в гонку вооружений, искать «перпендикулярные» решения.

Одним из которых, очевидно, является китайская программа развития Сил Ядерного Сдерживания. У Пекина пока нет достойных межконтинентальных баллистических ракет, способных потягаться в технологичности с нашими «Ярсами» и «Сарматами», даже с американскими «Minuteman III». Маловато самих боезарядов, что тоже беспокоит Кормчего Си. Но радует его непреклонная решимость не обсуждать любые ограничительные меры типа СНВ-3.

Один лишь намёк на совместное сотрудничество Москвы и Пекина в вопросах кооперации сил ядерного сдерживания нокаутирует Вашингтон.

А не за горами 2024-й год, когда наша наземная группировка Ракетных Войск стратегического назначения будет обновлена на 100%, там не останется больше советских ракет, на покой уйдут легендарные «Тополя» и «Воеводы», сменённые на посту новенькими мобильными и шахтными комплексами «Ярс», неуловимыми тяжёлыми «Сарматами», несущими от шести до десяти ядерных боеголовок. Можно поделиться с некоторыми друзьями подобными демобилизованными «изделиями»…

Исторические напёрстки

Источник
Оцените статью
Народная дипломатия
Добавить комментарий