«Сияющий Град на Холме» и неоколониализм в Казахстане

Лента новостей

При наблюдении за политической жизнью Казахстана бросается в глаза интересная закономерность: многочисленные и порой достаточно бесцеремонные высказывания чиновников западных стран и западных же общественных организаций о внутренней и внешней политике страны не встречают никакого протеста со стороны оппозиции. В то же время любое неосторожное слово из России, причём от людей, не облеченных соответствующим официальным статусом, вызывает в оппозиционной среде бурю негодования и множество заявлений о «посягательстве России на суверенитет Казахстана».

Только с начала 2022 года инцидентов с вмешательством западных стран в дела Казахстана было немало. Вот только самые крупные из них.

В январе госсекретарь США Энтони Блинкен потребовал от руководства страны объяснений, почему для купирования беспорядков были привлечены силы ОДКБ. Оппозиционеры прозападной и псевдонационалистической ориентации не просто не возражали, а даже поддержали такое вмешательство иностранного внешнеполитического ведомства в отношения Казахстана с его союзниками по региональной международной организации.

Тогда же Европарламент обвинил казахстанских чиновников в нарушениях «в области прав человека» во время январских событий, призвал ввести санкции против них и начать международное расследование. И снова вмешательство было поддержано теми же представителями оппозиции.

Призывы в британском парламенте наложить санкции на Казахстан из-за действий России на Украине были оппозицией не замечены или забыты, хотя объяснения посла Великобритании в Казахстане по данному инциденту не содержали в себе даже намека на какие-то извинения.

Помощник госсекретаря США Узра Зея открыто выражала разочарование по поводу голосования Казахстана в ООН в беседе с казахстанскими оппозиционерами и журналистами. И никого из присутствующих на встрече такое высказывание, видимо, тоже не смутило.

Более того, нередко раздаются призывы усилить иностранное вмешательство в дела Казахстана.

Разумеется, далеко не все подвержены такой «избирательной слепоте». Так, политолог Марат Шибутов предлагает «прогрессивной общественности», которая «до сих пор с восторгом неофитов верит в Сияющий Град на Холме», то есть соотечественникам, продолжающим верить в благотворность вмешательства США, ознакомиться с трудами о неоколониализме философа, социолога, политолога, первого президента независимой Ганы Кваме Нкрума или хотя бы с высказываниями американцев и англичан на ту же тему.

Неоколониализм и суверенитет

Что же писал о неоколониализме африканский политик и мыслитель, и насколько его размышления применимы к сегодняшнему Казахстану?

В своей книге «Неоколониализм: последняя стадия империализма», опубликованной в 1965 году, Кваме Нкрума, на которого ссылается уважаемый казахстанский политолог, рассказывает, как после окончания Второй Мировой войны традиционный колониализм был разрушен, но на смену ему пришла новая форма эксплуатации бывших колоний – неоколониализм. Большинство стран Азии, Африки, Латинской Америки, формально получив независимость, фактически остались подчиненными территориями.

«Суть неоколониализма заключается в том, что государство, которое ему подчинено, в теории независимо и обладает всеми внешними признаками наличия международного суверенитета. На самом деле его экономическая система и, следовательно, его политический курс управляются извне», – пишет африканский философ. При этом неоколониальный контроль не обязательно осуществляется какой-то конкретной страной, он «может осуществляться консорциумом финансовых интересов, которые не связаны непосредственно с каким-либо конкретным государством» и приводит в пример «контроль над Конго крупными международными финансовыми концернами».

Можно ли утверждать, что экономика Казахстана управляется извне? Это в значительной степени так. Экономист Петр Своик считает, что в настоящее время Казахстан является «многовекторной колонией». Выражается это в том, что, получая значительный экспортный доход, в основном за счёт продажи нефти, из-за выплат прибыли иностранным инвесторам и платежей по внешним кредитам страна уже не первый год оказывается в минусе.

Самая значительная экспортная статья Казахстана – минеральное сырьё. По данным «Первого кредитного бюро», в 2021 году доля сырья в структуре экспорта составила 66%, металлов и изделий из них – 17,5%, причём более половины всего экспорта приходится на нефть. Список основных импортёров нефти возглавляют Италия, Нидерланды и Франция, всего около 70% нефтяного экспорта приходится на Европу.

Журналист, главный редактор журнала «Нефть и газ Казахстана» Гузэль Таипова отмечает, что подавляющая часть экспортируемой казахстанской нефти «не принадлежит Казахстану, она принадлежит тем акционерам, которые ведут добычу», а именно «западным компаниям». А значит, и доходы от экспорта достаются преимущественно инвесторам. Кто эти инвесторы?

На крупнейшем нефтегазовом месторождении Тенгиз 80% добываемых ресурсов принадлежит трем компаниям из США, и только 20% – казахстанскому оператору «КазМунайГаз». На Кашагане доля Казахстана еще меньше – 16,88%, остальное делится между компаниями из Италии, Великобритании, США, Франции, Японии и Китая. В разработке Карачаганакского месторождения доля Казахстана и вовсе составляет 10%. Россия также принимает участие в нефтегазовых проектах Казахстана, но по сравнению с США или Италией её доля мала.

При этом импортирует Казахстан очень много продукции, которая либо не производится внутри страны, либо производится в недостаточных объёмах: от технических устройств, необходимых для добычи нефти, до товаров повседневного спроса.

Всё это вместе дает картину типичной колониальной экономики: за границу утекает сырьё, оттуда поставляются высокотехнологичные и потребительские товары, а прибыль оседает за границей. Накопленные ранее запасы тратятся, закредитованность страны растёт. Страна вынуждена либо растрачивать уже изрядно похудевшие резервы, либо допустить ещё большее обнищание и без того обедневшего народа, либо распродавать остатки госактивов в рамках новой приватизации и вновь обращаться за кредитами.

Кваме Нкрума называл систему международных кредитных организаций «ещё одной неоколониалистской ловушкой на экономическом фронте». Такие организации как Международный валютный фонд, Международный банк реконструкции и развития (известный как Всемирный банк) и т.п., по его словам, «имеют привычку вынуждать потенциальных заемщиков подчиняться различным оскорбительным условиям, таким как предоставление информации об их экономике, представление своей политики и планов на рассмотрение Всемирного банка и принятие агентством надзора за использованием ими кредитов».

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев предпринимает очевидные усилия по оздоровлению экономики и развитию несырьевого сектора – например, привлекает туда иностранных инвесторов, готовых строить и развивать промышленные и агропредприятия.

Однако сами по себе иностранные инвестиции приведут в итоге к увеличению вывоза прибыли инвесторами. Только дополнительные меры по развитию собственной промышленности параллельно с привлечением инвесторов и с использованием привнесенных ими технологий и навыков могут дать толчок экономическим и социальным преобразованиям, ослабляющим неоколониальную зависимость и улучшающим жизнь простых казахстанцев.

Причём такие преобразования нереально осуществить без подключения относительно небольшой казахстанской экономики к экономическим союзам с такими же странами, стремящимися добиться экономической и политической независимости. Для Казахстана в силу его географического положения это прежде всего ЕАЭС.

Колониальная зависимость

Нельзя забывать, что попытки выйти из зависимости закономерно встречают противодействие со стороны неоколонизаторов, которым выгодно иметь и эксплуатируемые колонии, и зависимые правительства в них. Именно этим можно объяснить ту особую ярость, которую вызывает у определённого рода казахстанских оппозиционеров, таких как Досым Сатпаев и Булат Абилов и им подобных, членство Казахстана в ЕАЭС.

Как правило, они безапелляционно заявляют, что в ЕАЭС Казахстан терпит убытки, что торговый баланс с Россией убыточен, что именно включение Казахстана в ЕАЭС не позволяет развиваться местным производителям продуктов питания и продовольственных товаров. Другие же факторы, тормозящие развитие, практически при этом игнорируются. Так же, как игнорируется присвоение львиной доли нефтяных доходов западными компаниями что угнетает казахстанскую экономику и является гораздо большим препятствием для развития, чем конкуренция с российскими поставщиками.

Понимая всё это, президент Казахстана настаивает на необходимости наращивать экономические связи в ЕАЭС, особенно подчёркивая важность промышленной кооперации. Петр Своик, будучи убежденным сторонником евразийской интеграции, уверен, что её углубление позволит республике успешнее отстаивать свои национальные интересы как внутри ЕАЭС, так и за его пределами. По его мнению, это единственная возможность для страны выйти из положения «многовекторной колонии».

Генезис зависимости

Распад СССР в 1991 году повлек за собой процесс ускоренной десуверенизации всех его частей, не исключая и Россию, и Казахстан. Была утеряна не только промышленность, серьёзный ущерб понесли практически все жизненно важные для государства и граждан сферы, после чего во многие из них зашли иностранные агенты влияния, а некоторые и вовсе перешли под прямой иностранный контроль.

Ставшие притчей во языцех биолаборатории Пентагона на постсоветском пространстве появились не просто так. Единая общесоюзная сеть лабораторий и станций по предотвращению эпидемий перестала существовать вместе с СССР, новые государства не хотели или были не в состоянии самостоятельно поддерживать их работу, и потому согласились принять помощь от США. В результате был утерян контроль над службами, обеспечивающими биологическую безопасность государств.

По аналогичной схеме под иностранный контроль переходили и продолжают переходить учебные и научные учреждения, СМИ и т.д., то есть сфера развития, воспитания и обучения детей, влияния на общественное мнение также в значительной мере управляется извне.

Даже Россия, в открытую бросившая вызов западным колонизаторам, не до конца освободилась от этой неоколониальной зависимости. Казахстан сегодня по факту ещё менее самостоятелен. И потому неудивительно, что Касым-Жомарт Токаев назвал сотрудничество с Россией в условиях санкций «прохождением между Сциллой и Харибдой». И пояснил: «мы получаем уведомления, что в случае нарушения санкций, последуют «вторичные санкции» со стороны Запада в отношении нашей экономики».

Рычагов для давления на Нур-Султан с запада действительно очень много, причем не только экономических, и потому совершенно неудивительно, что руководство страны опасается нарушать санкции.

Концептуальные основы неоколониализма

Существует ещё одна причина, по которой претензии казахстанских прозападных оппозиционеров к России в вопросе угрозы суверенитету своего государства звучат особенно абсурдно.

На западе уже не первое десятилетие активно разрабатываются концепции, согласно которым само понятие суверенитета устарело, и меру суверенитета разных стран имеет право определять мировой гегемон в лице США. Более того, весьма авторитетные фигуры считают, что суверенитет государств должен отступить под давлением развивающихся транснациональных корпораций и международных фондов.

Россию же авторы подобных концепций называют государством, отстаивающим устаревшую концепцию суверенитета, что, по их мнению, тормозит прогресс и ограничивает лидерство США. А на государства, стремящиеся сохранить классические формы суверенитета, наклеивают ярлык «авторитарных».

Но о концептуальных основах современного неоколониализма и их влиянии на Казахстан мы поговорим в следующей статье.

Ольга Самченко, Наталья Кузнецова

Источник
Оцените статью
Народная дипломатия
Добавить комментарий