Тесля-Герасимов о животных в зоне СВО: люди бежали, оставив братьев меньших на произвол судьбы

Лента новостей

Федеральное агентство новостей / Степан Яцко

В полузаброшенных деревнях и селах Донбасса теперь хозяйничают брошенные хозяевами собаки и кошки, рассказал актер и доброволец НМ ДНР Георгий Тесля-Герасимов. Но как только в этих местах появляется человек, он становится объектом притяжения для животных, измученных голодом, холодом и отсутствием ласки.

В авторской колонке для ФАН доброволец отметил, что брошенные хозяевами животные прибиваются к солдатским позициям и потом вместе со своими опекунами бок о бок переносят тяготы боевых будней.


Фото из личного архива Георгия Тесля-ГерасимоваНельзя, чтобы братья наши меньшие оставались брошенными. Колонка Георгия Тесля-Герасимова

Не так давно ехали на определенные позиции ночью, был дождь, грязь — распутица жуткая. К вечеру въехали в какую-то деревушку и заночевали в полузаброшенном доме: растопили там печку, согрелись, все бойцы и командиры легли спать.

Обычно я рано встаю по утру: воспитывался в деревне и привычка просыпаться рано осталась. Встал, а рассвет такой красивый, прохлада, дождь — осень великолепная! Прям ностальгия охватила. Потом смотрю в окно — вдалеке яблоня виднеется, срубленная пополам осколками, а на ней красные спелые яблоки. Она так пейзажно смотрелась рядом с разрушенным от снарядов домом под утренним рассветом. Атмосферно. И тут вижу, что всю эту картину дополняет внезапно появившаяся свора собак. Подумал еще: ничего себе собаки какие. А потом вышел на улицу, присмотрелся по сторонам, увидел разрушенные дома и понял, что мы попали практически в пустую деревню. Осталась там пара стариков, а все остальные жители бежали подальше от обстрелов. А вот эти собаки остались. Они были братьями меньшими в этих семьях, которые их приучили. В итоге люди бежали, оставив «братьев» на произвол судьбы.


Федеральное агентство новостей / Степан Яцко

У части собак были ошейники, у других на шеях болтаются оборванные цепи и куски привязи. Они все разного «калибра» и цвета, но их всех объединяют последствия боевых действий. Льет дождь, грязь, распутица, колеи от танков и бронетранспортеров, а собаки сидят, приткнувшись к нам, к единственным людям в этом квадрате. Они очень хотели есть. Мы вынесли им кашу какую-то, тушенку — что было. И эти собаки так жались к нам, им так нужно было тепло. Они были как люди только в обличии собак. Есть замечательная рок-опера «Собаки», в которой мне довелось играть Черного в ростовском ТЮЗе, и кто бы знал, что столько времени пройдет и я увижу этих собак, одну из которых я когда-то сыграл. В рок-опере, как и здесь, тоже есть стая, которая хочет жить, которая имеет право на голос и требует к себе уважения и заботы. Поэтому вся эта утренняя картина меня очень тронула. Грусть и печаль.

Где их хозяева? Кто эти люди? Думают ли они о своих братьях меньших? Вспоминают ли их? И что думают сами собаки о своих хозяевах? Что вообще животные думают о людях в этот момент?

Я много наблюдал за животными в этой деревушке: какие-то бегают и трясут головами — контуженные, какие-то видно просто больные, — все как у людей, боевые действия никогда не проходят бесследно. Я даже однажды встретил на передовой позиции контуженного кота. Он просто сидел молча, прищурив глаза. Я пытался как-то привлечь его внимание, звал его, а потом мне ребята сказали, что он глухой из-за контузии.


Федеральное агентство новостей / Степан Яцко

То есть братья наши меньшие — действительно братья нам. Они также разделяют эту беду, также страдают. Они рядом бок о бок идут вместе с нами. Я очень часто встречал на передовых кошек, порой с котятами. Солдаты кормят, ухаживают за ними. Был случай, сидели на позициях, где-то в полшестого утра смотрю что-то черное вдалеке. Приближается, а это собака, черная маленькая дворняжка. Она прошла все заграждения и ловушки, не зацепив ни одной, приблудилась к нам. Это было настоящее чудо. Черная, как уголек. Назвали ее Донбасс. Она и сейчас на наших позициях, наш сын полка в животном обличии.

Нельзя, чтобы братья наши меньшие оставались брошенными, нельзя забывать о них. Ведь между нами на протяжении веков существует неразрывная связь, мы должны быть вместе: приглядывать за ними, ухаживать. Понятно, что человек — это человек, а собака — это собака, тем не менее не зря говорят, что она — друг. Поэтому, дорогие читатели и ценители моего творчества, помните — мы в ответе за братьев наших меньших, в ответе за тех, кого приручили! Это нужно знать и понимать. Неважно в каких обстоятельствах мы находимся: война это или день рождения, — мы сильнее, чем они, а потому ответственность лежит на нас.

Георгий Тесля-Герасимов

Источник
Оцените статью
Народная дипломатия
Добавить комментарий