Центральный банк Турции проводит интервенции для сдерживания «нездоровых» потерь лиры

Лента новостей

На фоне резкого падения национальной валюты Центральный банк Турции объявил, что будет вмешиваться в ситуацию на рынках и продавать валютные резервы, чтобы остановить волатильность турецкой лиры.

Турецкая лира упала до рекордно низких отметок после того, как президент остался при своем мнении о необходимости снижения процентных ставок, предупредив, что его страна находится в состоянии «войны за экономическую независимость». Потеряв 28,3% своей стоимости по отношению к доллару США в прошлом месяце, турецкая лира оставалась нестабильной в среду, что вызвало вмешательство центрального банка страны.

В паре пресс-релизов, опубликованных в среду, банк объявил о том, что будет осуществлять прямое вмешательство путем продажи валютных резервов и проведения операций на срочном рынке Borsa Istanbul «в связи с нездоровым формированием цен в обменных курсах».

Вмешательство происходит на фоне одного из самых глубоких падений в новейшей истории лиры, когда валюта все чаще бьет рекордные минимумы. В начале среды лира на короткое время достигла нового минимума чуть менее 14 за доллар США, однако, после заявлений центрального банка поднялась до 12,50.

С тех пор валюта сократила рост и по состоянию на 7 часов вечера по стамбульскому времени торговалась по 13,30 за доллар США. Валюта упала на 45% по отношению к доллару США в этом году.

Недавнее падение курса лиры произошло после ряда выступлений президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, в которых он усилил свое часто повторяемое утверждение о том, что высокие процентные ставки вызывают высокую инфляцию, что противоречит общепринятой экономической теории.

Благодаря тому, что турецкий лидер сосредоточился на сохранении низких ставок и дешевизне кредитов, в третьем квартале валовой внутренний продукт страны вырос на 7,4% в годовом исчислении, что является самым высоким показателем среди стран G20, согласно данным, опубликованным во вторник.

Однако аналитики предупреждают, что такая политика со временем может оказаться неустойчивой, что грозит дальнейшим снижением курса лиры, поскольку Турция сталкивается с высокой инфляцией – чуть менее 20% в годовом исчислении в октябре, а Торговая палата Стамбула сообщила о росте розничных цен на 24,05% в ноябре.

«Я думаю, мы знаем, какова стратегия переизбрания Эрдогана, верно? – сказал «Аль-Монитору» Тимоти Эш, аналитик BlueBay Asset Management. – Это низкие ставки любой ценой».

По словам Эша, Эрдоган, похоже, «делает ставку» на то, что дешевые кредиты ускорят экономический рост и обратят вспять падающие рейтинги его партии перед всеобщими выборами, которые ожидаются в середине 2023 года. Эш отметил, что недавние заявления чиновников центрального банка, а также самого Эрдогана могут также проложить путь к дальнейшему снижению процентной ставки на следующем заседании по установлению ставок. Оно состоится 16 декабря.

«Это фискальное смягчение, и если что-то пойдет не так, это будет на руку иностранцам, – сказал Эш. – На самом деле, он играет в азартные игры с турецкой экономикой».

За последние несколько недель турецкий лидер часто говорил о новой экономической концепции Турции, основанной на экспорте товаров, произведенных по конкурентоспособным ценам с помощью слабой лиры и низкой стоимости рабочей силы.

Критики отмечают, что многие турецкие производители полагаются на импортные материалы, которые они приобретают по все более неблагоприятным валютным курсам, и поэтому их потенциальная прибыль будет снижаться за счет роста расходов.

Выступая в телеинтервью во вторник вечером, Эрдоган заявил, что низкие процентные ставки в конечном итоге приведут к снижению уровня инфляции, сказав, что он не заинтересован в «потоке горячих денег».

На следующий день турецкий лидер посоветовал гражданам не паниковать, пообещав снизить инфляцию без помощи «глобальных экономических институтов», таких как Международный валютный фонд.

«Турция отказалась от денежно-кредитной политики, основанной на высоких процентных ставках, которая привела к стагнации в ряде развивающихся стран, – заявил Эрдоган в среду, выступая в турецком парламенте перед законодателями от своей Партии справедливости и развития. – Вместо этого мы перешли к стратегии роста, направленной на инвестиции, занятость, производство и экспорт».

Он добавил: «Процентные ставки – это зло, которое делает богатых богаче, а бедных беднее».

В среду оппозиционные законодатели ответили на это, обвинив нынешнюю политику правительства в обнищании турецких граждан. Председатель националистической Хорошей партии Мераль Акшенер, выступая перед членами партии, раскритиковала экономические теории Эрдогана.

«В мире есть те, кто серьезно относится к теории плоской Земли и обсуждает ее, но никто не принимает всерьез тезис Эрдогана о «плоской экономике», – сказал Акшенер, позже добавив, – Нельзя больше оставлять эту страну в таком невежестве».

Продажа центральным банком иностранной валюты в среду является первым подобным официальным шагом с 2014 года, когда банк продал 3,15 миллиарда долларов США. В 2018-2019 годах центральный банк, как сообщается, продал десятки миллиардов долларов в иностранной валюте, чтобы поддержать лиру, перед тем как были истощены его резервы.

Согласно данным, опубликованным 19 ноября, резервы центрального банка составили около $128,5 млрд, при этом $60,5 млрд приходилось на сделки банковского свопа. Хотя, по оценкам Goldman Sachs, чистые резервы страны без учета заемных средств составляют -$46,8 млрд.

Эш из BlueBay Asset Management сказал, что интервенция, проведенная в среду, возможно, не вселяет уверенности в турецких потребителей, но она была необходима, чтобы временно предотвратить более глубокое обесценивание.

«Я думаю, люди начали думать, что ситуация становится настолько отчаянной, что единственным решением является контроль за движением капитала», – сказал Эш, имея в виду ограничения на движение иностранного капитала в экономике.

«Если вы начнете говорить о контроле за движением капитала, я думаю, что следующим шагом будут банковские крахи, – сказал Эш в интервью «Аль-Монитору». – Это закончится слезами. Если это еще не слезы, то я не думаю, что все закончится хорошо».

Данные по инфляции в Турции за ноябрь будут опубликованы в пятницу, 3 декабря, при этом опрос Reuters прогнозирует годовой рост до 20,7%, что является самым высоким показателем с 2018 года.

Тем временем, Эрдоган назначил новым министром финансов сторонника низких процентных ставок.

Нуреддин Небати, который яростно защищал политику президента по низким ставкам, сменил Лютфи Эльвана на посту министра финансов Турции.

По мере углубления экономического кризиса в Турции президент Реджеп Тайип Эрдоган заменил министра финансов и казначейства, скептика по отношению к неортодоксальной экономической политики президента, на Нуреддина Небати, сторонника политики низких ставок.

Бизнесмен, ставший политиком, Небати – бывший член Ассоциации независимых промышленников и бизнесменов, группы, которая последовательно поддерживала непреклонную позицию Эрдогана против повышения процентных ставок. Ранее он был заместителем председателя Партии справедливости и развития (ПСР) и возглавлял процесс решения финансово-административных вопросов. Член парламента с 2011 года, он был назначен заместителем министра финансов и казначейства в 2018 году.

Указ, опубликованный в Официальной газете ранним утром 2 декабря, гласил, что Эльван «попросил освободить его от работы», положив конец длившейся несколько недель саге об углубляющемся разрыве между президентом и Эльваном, получившим степень магистра экономики в Университете Делавэра.

Во время церемонии передачи власти 2 декабря Небати дал понять, что он будет придерживаться линии, начертанной Эрдоганом. «Нашим важнейшим приоритетом будут инвестиции и занятость, а не высокие процентные ставки, – сказал он. – Мы предпримем все необходимые шаги… для реализации политики, определенной нашим президентом».

Смена руководства произошла в период нестабильности. В среду Центральный банк объявил, что будет осуществлять прямое вмешательство путем продажи валютных резервов и проведения операций на срочном рынке Borsa Istanbul «в связи с нездоровым формированием цен в обменных курсах». В прошлом месяце турецкая лира потеряла 28,3% своей стоимости по отношению к доллару, достигнув серии рекордных минимумов. После отставки Эльвана валюта ослабла на 2,1% в четверг, сведя на нет все достижения предыдущего дня (полученные после вмешательства Центрального банка).

Поскольку Эрдоган усилил свою риторику «экономической освободительной войны», Небати на прошлой неделе бросился на его защиту, заявив, что Анкара уже давно пытается проводить политику низких ставок, но сталкивается с сильным сопротивлением. Он сказал, что Турция привержена сохранению низких процентных ставок в текущих рыночных условиях, но сталкивается с «манипулятивными атаками» на турецкую лиру.

После полуночного назначения его первое сообщение в Твиттере содержало благодарность президенту. «Дай Бог, чтобы все было легко, чтобы не было трудностей. Мой Бог, помоги довести все до благотворного завершения. Сделай нас успешными, сделай нас справедливыми в нашей работе», – написал он в Твиттере.

Министры и высшие чиновники ПСР поспешили поздравить президента, но оппозиция была настроена скептически. «Я был удивлен, что его взяли на должность заместителя министра в 2018 году, учитывая, что у него нет экономического опыта», – сказал в интервью HalkTV Озгюр Озел, депутат от главной оппозиционной Республиканской народной партии (РНП). 57-летний Небати имеет докторскую степень в области политологии и государственного управления.

«Ему просто дали этот пост, потому что он близок к Берату Албайраку [зятю Эрдогана, занимавшему пост министра финансов в 2018-2020 годах]. Другая причина заключается в том, что им было бы трудно найти кого-либо, кто склонился бы перед политикой президента. Последний, Эльван, не смог. Теперь они нашли окончательного «человека-Да», – сказал Озел.

Охарактеризованный Financial Times как «последний оставшийся голос экономической ортодоксии», Эльван становился все более изолированным в экономической команде Эрдогана. Его высказывания о необходимости сохранения независимости институтов были истолкованы как критика «тяжелой руки» президента в отношении Центрального банка. Раскол между президентом и Эльваном стал очевиден две недели назад после того, как Эрдоган заявил парламентариям ПСР, что он «не может и не будет» идти на поводу у тех, кто защищает процентные ставки. В то время как все остальные члены партии аплодировали президенту, Эльван сидел в стороне, не хлопая, что дало повод предсказать, что его голова покатится в течение недели.

Эльван, занимавший эту должность чуть больше года, был выбран Эрдоганом после того, как зять президента, Албайрак, в редком для него акте бунтарства написал в Instagram заявление об отставке, оставив после себя слухи о том, что ему надоело, что президент обходит его стороной.

«Вряд ли имеет значение, кто в Турции министр финансов. Главное – это воля президента, – заметил журналист из Анкары Унсал Унлу, рассуждая об отставке Эльвана в своем утреннем подкасте. – Экономическая команда президента отличается высокой текучестью кадров. За пять лет сменилось пять руководителей Центрального банка. … Ключевым моментом в экономике стало увольнение Наджи Агбала, который сосредоточился на снижении инфляции и выступал за ограничительную политику управления спросом».

С 2016 года Эрдоган уволил четырех руководителей Центрального банка, в итоге остановившись на Сахапе Кавджиоглу, профессоре финансов и обозревателе проправительственной газеты Yeni Safak. Полностью придерживаясь политики низких процентных ставок Эрдогана, Кавджиоглу в прошлом месяце уволил несколько высокопоставленных чиновников, чтобы подавить оппозицию снижению ставок. С сентября Центральный банк снижал ставки три раза, сократив 400 базисных пунктов от своей учетной ставки, чтобы снизить ее до 15% в прошлом месяце, что намного ниже инфляции, составляющей почти 20%.

По мнению некоторых аналитиков, первым кандидатом на пост преемника Эльвана был не Небати. Фатих Алтайли, комментатор ежедневной газеты HaberTurk, сказал, что президент хотел видеть на этом посту Эрисаха Арикана, заместителя председателя Фонда благосостояния и научного руководителя докторских диссертаций Албайрака и Кавджиоглу. Однако Арикана не удалось переубедить, сказал Алтайли.

Многие пользователи социальных сетей утверждают, что его назначение свидетельствует о том, что Албайрак восстановил свое влияние, разместив и ретвитнув фотографию двух мужчин, обедающих в ресторане в августе. Он также является членом Турецкого молодежного фонда, ассоциации, связанной с младшим сыном Эрдогана.

Источник
Оцените статью
Народная дипломатия
Добавить комментарий