Ядерные переговоры по Ирану зашли в тупик из-за вопроса о Революционной гвардии

Лента новостей

С тех пор как переговоры, проходившие в Вене, прервались в прошлом месяце, европейские участники курсировали между Вашингтоном и Тегераном в тщетных поисках компромисса с обеих сторон.

Требование Тегерана к США отменить включение Корпуса стражей иранской революции (КСИР или Революционная гвардия) в список иностранных террористических организаций и отказ США сделать это привели к остановке годичных переговоров о возобновлении иранской ядерной сделки (ядерная сделка — снятие с Ирана санкций в обмен на его отказ от программы создания ядерного оружия — прим.), При этом новых встреч не запланировано, а возможности для компромисса практически не просматриваются.
С тех пор как переговоры, проходившие в Вене, прервались в прошлом месяце, европейские участники курсировали между Вашингтоном и Тегераном в тщетных поисках компромисса с обеих сторон. По словам американского чиновника, осведомленного в этом вопросе, который, как и другие, говорил на условиях анонимности, «на данный момент ничего взаимоприемлемого предложено не было».
Уступят ли Соединенные Штаты в чем-либо, зависит от президента Байдена, и «президент еще не принял решения», — сказал чиновник. «С политической точки зрения, мы знаем, что это чрезвычайно трудный шаг». На данный момент, сказал главный американский переговорщик Роберт Мэлли на внешнеполитическом форуме в минувшие выходные, успех «не за горами, и не неизбежен».
Те, кто находится за пределами внутренних кругов в двух столицах, испытывают растущее беспокойство. «Мы должны завершить эти переговоры. На карту поставлено многое», — написал в Твиттере на прошлой неделе Энрике Мора, заместитель главы внешнеполитического ведомства Европейского Союза, перед визитами в Вашингтон и Тегеран в начале этой недели. Европейский Союз координирует переговоры между Ираном и другими участниками первоначального соглашения 2015 года, которыми являются Великобритания, Франция, Германия, Россия и Китай.
Хотя в переговорах по сути участвуют Иран и США, которые вышли из соглашения в 2018 году, Тегеран отказался говорить напрямую с администрацией Байдена, которая технически является лишь косвенным участником переговоров, общаясь с Ираном через европейцев.
Арабские государства Персидского залива, выступавшие против иранской ядерной сделки, теперь обхаживают Тегеран
Хотя еще предстоит решить ряд других, менее спорных вопросов, люди, знакомые с этим вопросом, сообщили, что разногласия теперь почти полностью вращаются вокруг Корпуса стражей революции. По словам собеседников, ранее рассматривавшийся США вопрос о публичном заявлении Ирана об отказе от региональной агрессии в обмен на исключение из списка террористов больше не рассматривается.
Для администрации самым большим препятствием для снятия запрета является вероятная реакция Конгресса, где вопрос об исключении КСИР из списка террористических организаций только усилил значительную двухпартийную оппозицию любому возрожденному соглашению с Ираном. В ходе брифингов и встреч с законодателями в последние недели Мэлли и Бретт Макгурк, координатор по Ближнему Востоку в Совете национальной безопасности, рассказали о том, каким, по их мнению, будет незначительный эффект от исключения из списка, а также об опасности отказа от заключения соглашения.
Корпус стражей революции и его лидеры находятся под множеством других санкций против терроризма, введенных Государственным департаментом и Министерством финансов. Эти санкции останутся в силе. Так же, Иран останется в качестве одной из четырех стран в официальном списке США — списке государственных спонсоров терроризма. Независимо от того, что произойдет на переговорах, сказал Мэлли на конференции в Катаре в выходные, Корпус стражей революции «останется под санкциями в соответствии с законодательством США и нашей политикой, и наше отношение» к нему «не изменится».
Выступая на том же форуме, Камаль Харази, бывший министр иностранных дел Ирана и нынешний советник верховного лидера Али Хаменеи, сказал, что Корпус стражей революции «безусловно, должен быть исключен» из списка иностранных террористических организаций. Министр иностранных дел Ирана, Хоссейн Амир Абдоллахиан, проявил некоторую гибкость в этом вопросе в недавнем телевизионном интервью, однако, он быстро пошел на попятную, указав в посте в Instagram, что этот вопрос является «красной чертой» для Ирана.
Включение в список иностранных террористических организаций имеет огромное символическое значение как для Ирана, так и для Соединенных Штатов. Президент Дональд Трамп объявил о включении КСИР в список в апреле 2019 года, через год после выхода США из ядерной сделки. К этому шагу его подтолкнули госсекретарь Майк Помпео и советник по национальной безопасности Джон Болтон в рамках кампании санкций против Ирана, которую Трамп назвал «максимальным давлением».
В то время это также широко рассматривалось как попытка Трампа повысить электоральные шансы премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, который вел избирательную кампанию, делая акцент на вопросах безопасности. Но, тем не менее, на следующий день Нетаньяху не смог набрать достаточного количества голосов для формирования правительства Израиля.
Внесение в список террористических организаций Корпуса стражей революции, элитного крыла иранских вооруженных сил, ответственного за региональную деятельность в Ираке и других странах, остается единственным случаем, когда Соединенные Штаты так обозначили часть правительства другой страны. Хотя некоторые законодатели приветствовали эту меру, ряд комментаторов и экспертов по санкциям утверждали, что она бессмысленна и создает плохой прецедент и, скорее всего, усилит, а не ослабит иранскую агрессию.
Продвигая переговоры о возвращении к Совместному всеобъемлющему плану действий 2015 года, или JCPOA (ядерная сделка — снятие с Ирана санкций в обмен на его отказ от программы создания ядерного оружия — прим.), администрация Байдена утверждала, что выход Трампа в 2018 году из сделки, которая в 2015 году резко ограничила ядерную деятельность Ирана и поставила ее под международный мониторинг в обмен на снятие ядерных санкций США, подорвал безопасность США, приблизив Иран к созданию ядерного оружия.
Насколько сегодня близок Иран к созданию бомбы в условиях отсутствия ядерной сделки?
»Это больше не мыслительный эксперимент. Что может произойти, если ядерные оковы JCPOA будут сняты, и мы попробуем что-то другое… в виде максимального давления?» — задал вопрос в четверг пресс-секретарь Госдепартамента Нед Прайс. По его словам, администрация Трампа обещала «так называемую лучшую сделку с Ираном, Иран, чьи марионетки были обузданы… чья поддержка терроризма будет уменьшена… чья программа баллистических ракет будет проверена, все эти вещи оказались не только неправдой, но почти в каждом случае реализовалось прямо противоположное».
В то же время, продолжая отрицать, что он стремится к созданию ядерной бомбы, Иран (после выхода США из сделки — прим.) значительно расширил качество и количество обогащения урана и, как полагают, сейчас находится всего в нескольких неделях от того, чтобы собрать достаточно топлива для создания оружия. Он расширил другие виды агрессивной деятельности, даже когда Трамп снова ввел против него санкции, которые были отменены в 2015 году иранской сделкой, и ввел еще более 1500 новых санкций. В период с 2019 по 2020 год, как сказал Прайс, число нападений на американский персонал и объекты в Ираке со стороны поддерживаемых Ираном группировок «выросло на 400 процентов».
Большая часть переговоров в Вене за последний год была посвящена разногласиям между Ираном, настаивающим на отмене всех американских санкций, и администрацией США, настаивающей на том, что возвращение к сделке касается только тех санкций, которые «связаны с ядерным оружием».
Эти вопросы, а также вопросы последовательность снятия санкций и вопрос о размораживании определенных иранских активов, в настоящее время в основном решены.
Но по мере распространения информации о том, что самым большим вопросом, оставшимся на столе переговоров, является вопрос о терроризме Корпуса стражей революции, противники сделки, включая практически всех республиканцев, поклялись удвоить свои усилия, чтобы остановить соглашение, а ряд демократов выразили беспокойство.
»Мы крайне обеспокоены сообщениями о потенциальном снятии с Корпуса стражей исламской революции статуса иностранной террористической организации», — написала Байдену в прошлом месяце двухпартийная группа из 21 члена Палаты представителей, заявив, что сочетание отсутствия «адекватного решения проблемы роли Ирана как ведущего в мире государства-спонсора террора» и предоставления миллиардов долларов (этой стране — прим.) в виде облегчения санкций обеспечит «четкий путь для иранских марионеток, т.е. продолжит подпитывать терроризм».
Любые действия администрации осложняются тем, что, по сообщениям американской разведки, иранские власти готовят заговор против Помпео и других бывших американских чиновников, которых Тегеран считает ответственными за удар беспилотника в 2020 году, в результате которого погиб Касем Солеймани, командующий «Силами Кудс», подразделением Корпуса стражей революции, специализирующимся на нетрадиционных методах ведения войны.
Но другие чиновники и разведчики США предупреждают, что лидеры Ирана и США «загнали себя в угол», позволив этому вопросу стать тем, что в конечном итоге может убить любую перспективу заключения сделки.
»Неспособность обеспечить ядерную сделку, весьма вероятно, приведет к непредсказуемой и, возможно, неконтролируемой эскалации, и почти наверняка к резкому росту цен на нефть и газ, — написала в четверг Трита Парси, эксперт по Ирану и исполнительный вице-президент Института ответственного государственного строительства Куинси. — Политические издержки как для Соединенных Штатов, так и для Ирана в случае исключения КСИР из списка бледнеют в сравнении с этим».

Источник
Оцените статью
Народная дипломатия
Добавить комментарий